Иван-царевич и Марфа-царевна

В некотором царстве, в некотором государстве, жил-был царь. У него был

сын Иван-царевич и дочь Марфа-царевна. И вот однажды на нихно царство

напал змей-людоед и похитил он уже всех людей и доходила очередь до царя, но

царь с царицей с печали померли, а дети ихни, Иван-царевич и Марфа-царевна,

оседлали коней и убежали из того царства. Марфа-царевна была премудра, взяла

она с собой волшебну щетку и брусочек и ширинку. Бежали, бежали оне,

Марфа-царевна и говорит Ивану-царевичу:

— Лягь на землю и послушай, нет ли за нами погони.

Иван-царевич и говорит:

— Не слышу, Марфа-царевна, послушай сама,

Марфа-царевна припала ко сырой земле:

— Ох, Иван-царевич, — говорит Марфа-царевна, — погоня на пятах.

И бросила она щетку и сказала:

— Будь перед нами чисть да гладь, да божья благодать, а за нами непро­ ходимой лес.

И сделалось перед ними чисть да гладь, божья благодать, а за ними

непроходимой лес. Ехали, ехали оне близко ли, далеко ли, низко ли, высоко ли,

скоро сказка сказыватся, да не скоро дело делается. Опять говорит Марфа-царев­

на Ивану-царевичу:

— Послушай, Иван-царевич, нет ли за нами погони.

Послушал Иван-царевич:

— Не слышу, Марфа-царевна, послушай сама.

Припала сама Марфа-царевна ко сырой земле:

— Ох, Иван-царевич, погоня на пятах.

Марфа-царевна выбросила брусок и сказала:

— Будь перед нами чисть да гладь, да божья благодать, а за нами каменна

гора.

И сделалось перед ними чисть да гладь, да божья благодать, а за ними

каменна гора, и поехали оне дальше. Кони ихние стали уж уставать, Марфа-ца-

ревна опять сама припала ко сырой земле:

———————— Page 96————————

— Ох, Иван-царевич, опять погоня на пятах.

Марфа-царевна махнула ширинкой и сказала:

— Будь перед нами чисть да гладь да божья благодать, а за нами огненна

река. И только сделалась огненна река — и змей на берег прибежал.

— Но правы , — говорит, — съел бы .

Марфа-царевна с И ваном-царевичем коней вз яли за поводьи, потому что

устали ихни кони, и пошли по тропинке вдоль реки. Шли оне, шли и видят —

стоит избушка на курьих ножках, зашли оне в ету избушку, все в ней есть, но

хозяев нету, и в етой избушке стали жить. И вот Иван-царевич вздумал сходить

на охоту. Пошел он, а конь его, Сивушка, сильно захудал и сказал ему в

последний час:

— Я сдохну, разрезай скорей мне грудь. Выскочит оттуда беленька собачка,

т ы храни ее, пригодится она тебе в жизни.

И только переговорил свои слова и стал сдыхать Сивушка. Иван-царевич

скорей разрезал грудь, и выскочила беленька собачка. И тут же похоронил своего

коня и пошел на охоту Иван-царевич. И сколько он охотился и набил дичи

много, а Марфа-царевна не утерпела в это время, выбежала на берег посмотрела:

з мей и еще там. И стал он ее просить:

— Сделай мне так, чтоб я к тебе перешел. Я тебя не съем, а твоего брата

съем.

Марфа-царевна не согласилась, так и ушла.

Приходит Иван-царевич и приносит дичь. Марфа-царевна ее вычистила. На

следующий день Иван-царевич опять собирается на охоту. Только он ушел, а ей

не терпится, она побежала на берег ширинку вы шивать. А змей стал упеть

умолять.

— Переведи к себе меня, Марфа-царевна.

А она ему сказала:

— Боюсь я тебя, съешь т ы меня.

— Нет, Марфа-царевна, я тебя не съем, только брата твоего съем, не жалей

т ы его, пожалей меня, Марфа-царевна.

Спрашивает:

— А как я тебя переведу сюда?

— Махни ширинкой и сделается каменной мост.

Марфа-царевна взяла и махнула ширинкой — и сделался каменной мост.

Змей перешел по ему, зашли оне в избу, змей сел к окошечку и стал ждать

Ивана-царевича. И вот идет Иван-царевич, и с ним бежит беленька собачка.

— Ох, Марфа-царевна, да он не один идет, с ним помощник. Я не смогу его

съесть. Ты пошли его, Марфа-царевна, к волчице за грудным молоком, скажи,

что у тебя грудь болит, уж та его съест. А меня приколи на грудь на булавочку.

Только Иван-царевич заходит домой, и сестра его сделалась больная, засто­

нала она, а он спрашиват:

— Что с тобой, сестрица?

— Грудь болит у меня, — говорит. — Сходи, Иван-царевич, к волчице за

молочком грудным, не даст ли она.

Иван-царевич ни слова не сказал, взял свою собачку и пошел. Приходит он

к волчице:

— Матушка-волчица, дай мне грудного молочка.

— Зачем тебе?

— У сестры грудь болит.

———————— Page 97————————

— Ох, Иван-царевич, у ней не грудь болит, а друг в гостях, он тебя съисть

хочет. Дам тебе я молочка, дам я тебе и волчонка. Смотри, волчонок, служи

Ивану-царевичу верой и правдой, как и мне служил.

Взял Иван-царевич молоко и взял волчонка, и пошел домой, и идет домой.

А змей смотрит в окошко:

— Смотри, — говорит, — не съела ведь она его, а дала еще ему звереночка.

Отправь его завтре к медвежице, та злее, та съест его.

Пришел Иван-царевич, отдал сестре молочко, сам лег отдыхать. Встал

наутро:

— Ну как, сестрица, грудь твоя?

— Ох, Иван-царевич, всю ночь не спала. Болит грудь моя, сходи ты к

медвежице за грудным молочком, не лучше ли будет.

Иван-царевич ничего не сказал, взял собачку и волчоночка и пошел к

медвежице. Приходит он к медвежице и говорит:

— Матушка-медвежица, дай мне грудного молочка.

— Зачем тебе?

— У сестры грудь болит.

— Ох, Иван-царевич, у ней не грудь болит, а друг в гостях. Съисть они тебя

хочут. Дам тебе я молочка, дам тебе я и медвежоночка. Смотри, медвежоночек,

служи верой и правдой Ивану-царевичу, как и мне служил.

Взял Иван-царевич молочко, взял медвежоночка и пошел домой.

Глядит змей в окошко и говорит:

— Они уже вчетвером идут. Пошли его завтре ко львице, та злая , та съест

его.

Иван-царевич отдал молочко и ляг отдыхать.

Утром встает только, Марфа-царевна опять стонет пугце прежнего:

— Ох, Иван-царевич, сходи ты ко львице за грудным молочком, нет мне

лучше.

Иван-царевич взял своих зверяток и пошел ко львице.

— Матушка-львица, дай мне грудного молочка. У сестры грудь болит.

— Ох, Иван-царевич, у ней не грудь болит, а друг в гостях. Дам тебе

молочка, дам тебе и львеночка. Смотри, львеночек, служи верой и правдой

Ивану-царевичу, как мне служил.

Взял Иван-царевич молочко и взял львеночка и пошел домой. Идет, а змей

смотрит в окно и говорит:

— У-у, он уж впятером идет. Пошли его завтре к Бабе Яге за мукой. Та

злая, всех она злее, все равно съест его.

Иван-царевич отдал молочко и лег отдыхать.

Наутро встает, Марфа-царевна плачет:

— Ох, Иван-царевич, еще хуже стало, сходи ты к Бабе Яге за белояровой

мукой.

Иван-царевич забрал своих зверяток и пошел. Приходит он к Бабе Яге:

— Матушка Баба Яга, дай т ы мне белояровой муки, у сестры грудь болит.

— Ох, Иван-царевич, у ней не грудь болит, а друг в гостях. Дам тебе я муки,

дам я и детеныша. Иди, Иван-царевич, на меленку, набери муки сам да смотри

не заглядывайся долго.

Пошел Иван-царевич на меленку и замешкался долго, и загляделись его

зверятки на жорнова. А он и не заметил и вышел, и закрыл меленку, и ушел

домой. Идет, а змей смотрит в окно:

———————— Page 98————————

— Вот теперь-то я тебя съем, теперь-то он один идет.

Подходит Иван-царевич к дому, а змей сделал нижнию губу на нижний

порог, а верхнию губу на верхний порог и говорит:

— Лезь, И ван-царевич ко мне в горло.

— Что же т ы , змеюшко, будешь меня есть, я везде хожу, тело у меня

заветрило, скаж и сестрице, пусть баньку истопит.

Марфа-царевна начала баньку топить, бегает, торопится. И стопила баню

Марфа-царевна, пошел Иван-царевич в баню, столько не моется сколько смот­

рит. И вот уж змей идет, открывает двери в бане, нижнию губу на нижний

порог, верхнию на верхний порог.

— Лезь, Иван-царевич, ко мне в горло.

И в его время бегут его зверятки, оне прогрызли дверь на мельнице и

выскочили. И ван-царевич говорит:

— Не от хлеба ходят, а ко хлебу.

Только змей хотел полезти в баню к нему — зверятки и напали на зм ея : кто

на шею, кто на хвост, кто на голову — и давай его грызть. А Иван-царевич стал,

обрадовался и давай им помогать, и убили змея. Разбил Иван-царевич голову

ему, вынял самоцветной камень, а голову под плиту положил. А сестру свою

приковал в бане на цепь, поставил два чана полных с углями и чан пустой и

сказал ей:

— Пока все угли не съешь и три чана полных слез не наточишь, до тех пор

не отпущу тебя.

И взял своих верных зверяток Иван-царевич и пошел в другое царство.

Долго он шел, наконец приходит в другое царство. А царство кручинное и

печальное, как сукном покрыто. Заходит к одной бабушке и спрашивает ее:

—Что же, бабушка, у вас такое царство печальное, как сукном покрыто?

— А вот, Иван-царевич, натакался сюда змей-людоед, по очереди всех ест.

У царя четыре дочери — четыре красавицы и до них очередь дошла: должен

съисть старшую дочь царя, Марфу-царевну.

— Бабушка, покормите меня чем-нибудь, я пойду к ней для веселья.

И вот пошел Иван-царевич и взял с собой волчоночка. Приходит к Марфе-

царевне он, обрадовалась, заплакала. Долго оне с ней сидели говорили. Иван-ца­

ревич лег отдохнуть и уснул. Вот избушка закылыхалась с углу на угол, идет

лютой змей. Марфа-царевна стала будить Ивана-царевича. Будила-будила —

никак не может разбудить и заплакала. Упала слезинка на Ивана-царевича, он

проснулся:

— Ох, долго спал, да скоро встал.

Марфа-царевна ему говорит:

— Я едва вас разбудила. Идет уж лютой змей.

Иван-царевич взял волчоночка и поставил за дверь.

— Волчонок, когда полезет змей в избу, пры гай ему на шею.

Змей подходит — нижнию губу на нижний порог, верхнию губу на верхний

порог — и говорит:

— Лезь, Марфа-царевна, ко мне в горло.

— Врешь, проглятый змей, не от хлеба ходят, а ко хлебу.

Вот змей полез к ней в избу — волчонок прыгнул к нему на шею, а

Иван-царевич в то время отсек ему голову, а с остальнымя головами змей ушел

в море. Иван-царевич голову у змея разбил, самоцветной камень вынул, а голову

под плиту положил.

———————— Page 99————————

— Ну, теперь, М арфа-царевна, я пойду домой, а вам для веселья оставлю

волчонка, как будет светать, т ы его опусти, он прибежит домой.

Иван-уаревич ушел домой.

И вот стало светать. Марфа-царевна опустила волчоночка и надела на него

свои ожерельи.

Утром рано едет водовоз по воду: «Надо забежать, где-то у Марфы-царевны

были золотые ожерельи, не сохранились ли оне». Заходит в избушку, а она, жива,

одна!

— Марфа-царевна, вы жив ы остались? Вы скажите его царскому величеству,

что я вас спас от змея, а не скажешь — я тупым косаришком голову отрублю.

— Да ты, хто же больше спас меня.

Вернулся водовоз к царю с Марфой-царевной.

— Ваше царское величество, я вашу дочь от смерти спас.

— Ну, если спас, дак взамуж за тебя отдам.

Собирает царь пир; отдает Марфу-царевну взамуж за водовоза. Пошел и

Иван-царевич туда, взял с собой волчоночка, пришел и взял волчоночка, поставил

за дверь. Вот Марфа-царевна просит разрешенье у отца своего:

— Разреши мне, тятенька, расподать зелена вина три ведра по палате.

И вот вышла Марфа-царевна из-за стола и пошла по палате раздавать вино:

кому подаст, кому не подаст, так обошла всю палату, доходит до двери, поймала

волчоночка.

— Ваше царско величество, не он меня спас, старый пес, а вот кто меня

спас. Полшите, у меня были золотые ожерелья, — ю т они на кем.

Ну, царь взял свою дочь обратно, Марфа-царевна отказалась выходить

взамуж за водовоза.

Назавтре упеть царство кручинно, печально, как сукном покрыто, Иван-ца-

ревич спрашиват у бабушки:

— Почему сегодня царство кручинно, печально, как сукном покрыто?

— А сегодни, Иван-царевич, другу дочь отдают змею на съеданье.

— Бабушка, покорми меня, я пойду к ней для веселья.

Пошел Иван-царевич, взял с собой медвежоночка, приходит к ней, она

обрадовалась. Долго они сидели разговаривали с ней. Иван-царевич сдумал

отдохнуть.

— Мария-царевна, как будет змей подходить, ты меня разбуди.

И вдруг избушка заколыхалась, идет змей. Мария-царевна стала будить

Ивана-царевича. Уж она его будила, его так и едок — не может разбудить.

Заплакала, слезинка упала ему на лицо— Иван-царевич проснулся.

— Ох, долго спал да скоро встал.

— Ох, Иван-царевич, змей идет, — говорит Мария-царевна.

— Мария-царевна, — говорит Иван-царевич, — когда змей скажет: «Лезь

ко мне в горло», а ты скажи ему: «Врешь, проклятой змей, не от хлеба ходят, а

ко хлебу».

Иван-царевич взял медвежоночка, поставил за дверь:

— Смотри, медвежонок, как полезет змей в избу, прыгай ему на шею.

Вот идет змей — нижнию губу на нижний порог, верхнию губу на верхний

порог — и говорит:

— Лезь, Мария-царевна, ко мне в горло.

— Врешь, проклятой змей, ко хлебу ходят, а не от хлеба.

———————— Page 100————————

Семейская девушка в традиционной одежде с «интарями» (янтарными бу­

сами)

Фото В.Т. Новикова

Вот змей только полез в избу — медвежонок выскочил ему на шею, в етот

момент И ван-царевич отрубил змею голову. Одну, с остальными головами змей

ушел в море. Иван-царевич голову разбил у змея, самоцветный камень взял, а

голову положил под плиту.

— Ну, теперь, Мария-царевна, я пойду домой. Для веселья вам оставлю

медвежоночка. Как будет светать, вы его выпустите, он убежит домой.

Были у Марии-царевны золотые интари, она надела на медвежоночка. Он

уж прыгал и скакал, радовался. Стало светать, Мария-царевна выпустила его, и

он убежал домой.

Идет водовозишко: «Где-то были золотые интари, у Марии-царевны, сох­

ранились ли оне? Входит он в избушку.

— Ох, да, Мария-царевна, вы живы , вы скажите, что я вас спас от смерти.

А не скажете — я тупым косаришком голову отмелю.

Она ему сказала:

———————— Page 101————————

— Вы , вы спасли.

Посадил Марию-царевну и повез во дворец. Привозит и говорит:

— Ваше царско величество, я вашу дочь спас от смерти.

— Ну что же, спас — за тебя взамуж в ыдам.

Собирает царь пир на весь мир: выдает Марию-царевну за водовоза взамуж.

Пошел и Иван-царевич туда, пришел в палату, а медвежоночка поставил за

дверь. Увидела его Мария-царевна и спросила у отца:

— Ваше царско величество, разреши мне расподать по палате три ведра

зелена вина.

Разрешил ей царь, а водовозишко не отпускает ее. Мария-царевна спра­

шивать не стала его, вышла из-за стола, начала подавать: кому подаст, кому не

подаст — и обошла всю палату. Дошла до Ивана-царевича, ему подала и взяла

из-за двери медвежоночка и говорит:

— Вот, царское величество, не он меня спас, старой черт, а вот кто меня

спас. Помните, у меня были золотыя интари, — вот они на кем.

Мария-царевна не пошла за него взамуж. Иван-царевич вернулся домой.

Назавтря царство упять кручинно, печально, как сукном покрыто. Иван-ца­

ревич упять спросил у бабушки:

— Что ето, бабушка, опять царство кручинно-печально?

— Ох, Иван-царевич, Матрену-царевну на съеданье змею отдают.

— Покорми меня, бабушка, я пойду к ней для веселья.

Бабушка покормила Ивана-царевича. Он взял с собой львеночка и пошел к

Матрене-царевне, пришел к ней, она обрадовалась ему. Долго оне сидели,

говорили, потом Иван-царевич говорит:

— Я, Матрена-царевна, лягу отдохну, как будет змей идти, вы меня раз­

будите.

Вот в саму полночь заколыхалась избушка с углу на угол. Вот Матрена-царев­

на стала будить Ивана-царевича, уж как она его не будила, не может разбудить

и заплакала. Пали слезинки на лицо ему, и он проснулся и сказал:

— Долго спал, но скоро встал.

— Ох, Иван-царевич, идет проклятой змей.

Поставил своего львеночка за дверь и сказал:

— Смотри, львенок, как змей полезет в избушку, т ы ему прыгай на шею.

А Матрене-царевне наказал:

— Как только змей скажет тебе: «Лезь ко мне в горло», ты говори: «Врешь

проклятой змей, не от хлеба ходят, а к хлебу».

Он как полезет в дверь, мы тут его убьем.

И вот подходит змей — нижнию губу на нижний порог, верхнию губу на

верхний порог — и закрычал:

— Лезь, Матрена-царевна, ко мне в горло.

— Врешь, проклятой змей, не от хлеба ходят, а ко хлебу.

Он только полез в дверь, а львенок прыгнул ему на шею, тут Иван-царевич

отсек ему голову, туловигце упало в море. Разбил он голову, самоцветной камень

взял, положил в карман, а голову под плиту положил и сказал:

— Матрена-царевна, я тебе оставлю львеночка для веселья, а сам пойду

домой. Как светать станет, вы его отпустите, он прибежит домой.

У ней была золотая медаль, она надела на львенка. Он от радости пры гал,

скакал! Как рассветало, он домой убежал к Ивану-царевичу, а утром водовоз

7 Заказ № 611 97

———————— Page 102————————

[неразб.] ехал по воду и сдумал забежать в избушку: «Где-то у Матрены -царевны

была золотая медаль, не валятся ли где». Как забежал и увидел и сказал:

— Вы живы , Матрена-царевна? Живы . Скажите, что я вас спас от смерти,

а не скажете, то тупым косарем голову отрублю.

Она ему и говорит:

— Да кто же больше спас? Вы , вы .

Посадил за бочку и повез во дворец к царю. Скорей бежит с докладом:

— Вашо царско величество, я спас от смерти Матрену-царевну.

Царь говорит:

— Ну что же. Спас, за вас и взамуж отдам.

Назавтре поднялся колокольной звон, Иван-царевич спросил у бабушки:

— Что сто се го дни звон по всему городу?

Она ему в ответ сказала:

— Матрену-царевну за водовоза взамуж выдают.

Иван-царевич попросил поись и пошел на свадьбу смотреть, и взял с собой

льве ночка, и поставил за двери. А Матрена-царевна заметила и спросила отца:

— Вашо царское величество, разрешите мне по палате расподать три ведра

зелена вина.

Царь разрешил, она стала и пошла, а жених никак не отпускает ее, но она

и мало говорит с ним и пошла подавать: кому подаст, кому не подаст — и дошла

до Ивана-царевича. Подала и за дверь вышла, и вывела львенка, и сказала:

— Вот хто меня спас, а не он, старой пес.

Отказалась от водовоза и сказала:

— Помните, у меня была золотая медаль, вот она на кем надета.

Тогда царь спросил:

— Скажите, кто хозяин етем зверям и чьи оне будут?

Тогда Иван-царевич вы шел на середину публики и сказал:

— Мои его зверятки, я хозяин буду им, вашо царское величество.

Царь тогда проговорил:

— Поетому вы спасли моих дочерей?

— Я, вашо царское величество.

— Дак вы и женитесь на Матрене-царевне, она у меня всех красиве.

Действительно, что была красавица.

— А водовоза мы посмотрим, куда девать. Сегодни мы с вами съездим

осмотрим змеиные головы.

Царь приказал запречь карету, для водовоза простую телегу, взял несколько

слуг с собой и поехали с Иваном-царевичем в одной карете, а водовоз в другой,

простой телеге. Конвой впереди и сзади. А водовоз ни жив и ни мертвой сидит,

побледнел. Когда приехали к месту, Иван-царевич показал, где лежат змеиные

головы; тут царь велел водовозу поднять плиту и показать головы, но водовоз

дулся-дулся и с места не мог сдвинуть. А Иван-царевич поднял плиту и показал

змеины головы и положил плиту обратно, вынял из карману самоцветны три

камня, показал и сказал:

— Змей б ыл трехглавой, победа кончена с ним навсегда, туловище его

сброшено в море.

Тут же царь хотел расстрелять водовоза за ложные его слова, но Иван-ца­

ревич отговорил не расстреливать его, а сослать в Сибирь на ссылку. В то времё

в Сибири мало старожил жило, боялись Сибири. Вернулись в царски палаты

царь и Иван-царевич. Царь приказал написать указ, и сослали водовоза в Сибирь,

———————— Page 103————————

но он жить не мог более трех суток. [Передавалось прадедами устно, как ходили

ссыльные просили под окошком милостину: «Отцы наши благодетели, могите

подать — не ломать, а будете ломать — не будем примать». И сам бежит скорей

к дверям. Кака-нибудь женщина, боясь бродяги сидит, на крючке дверь и тащит

целой калач. В руки сунет ему и дверь на крючок.]

Так после отправки водовоза царь выдал Матрену-царевну за Ивана-ца-

ревича замуж. Трои сутки пил и-гуляли, весь город от радости гулял, что осво­

бодил Иван-царевич от лютого змея. Царь все царство передал молодому зя тю.

Охотно принял весь народ И вана-царевича. Несколько время прошло, Иван-ца-

ревич сказал своей супруге:

— Вы до моего приезду управляйте государством, а я съезжу сестру попро­

ведаю.

И оседлал коня и уехал. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело

делается. Скоро бабушка блины пекет, да долго печку растоплят, дрова осиновы,

да и те сырые.

Приехал Иван-царевич, где была Марфа-царевна прикована в бане на цепь.

Все угли поела и три чана слез наточила, через края бегут слезы . Отковал брат

сестру и увел домой к себе. Обмыли, обшили, снарядили Марфу-царевну, долго

она жила у них. Но как ей захотелось извести брата, успела взять с собой змеино

зуб и сумела зашить в подушку, на которой спит Иван-царевич, и он ему впился

в косицу, и он уснул непробудным сном. Трои сутки спал. Жена его, Матрена-

царевна, будила-будила, но не может никак разбудить и горько запричитала над

им. В то времё услыхала причеты его беленька собачка, прибежала и давай

грызти ему косицу и вытащила змеино зуб из косицы и в тот же момент

зализала косицу, и она зажила. А Иван-царевич проснулся и с крякал и сказал:

— Долго спал, да скоро встал.

В ответ его жена Матрена-царевна сказала:

— Если б не беленька собачка, вы бы вечно проспали бы . Трои сутки спали,

никак я вас разбудить не могла и заплакала над вами, услыхала мои причеты

беленька собачка и прибежала, и вытащила змеиной зуб. Вот он лежит.

Тогда понял, в чем дело, Иван-царевич, и приказал слугам увести за город

сестру свою и расстрелять. Так и было сделано, приказ исполнен.

Иван-царевич с женой своей с Матреной-царевной до глубокой старости

жили дружно, управляли государством. Люди похвалили, был молодец и моей

сказке конец.

Читать похожие сказки